За убытки по сделкам с отчуждением активов АО отвечает его директор

24.09.2019

Верховный Суд напомнил, что согласие общего собрания акционеров на совершение сделок не является основанием для безусловного их исполнения директором акционерного общества, который несет ответственность за их совершение

По словам одного из адвокатов, решение ВС крайне важно для бизнеса, поскольку руководителям, которые находятся в конфронтации с собственниками или акционерами организаций, следует более взвешенно подходить к принимаемым решениям и создавать дополнительные защитные инструменты, которые позволят им защитить себя на случай возникновения подобных споров. Другой также отметил, что определение Суда служит хорошим примером того, что все лица компании должны работать в пределах своей компетенции, используя права и обязанности, включая возможные возражения, в конечном счете направленные на защиту интересов общества.

17 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-8975 по спору о взыскании акционером общества с генерального директора последнего убытков за неразумное и недобросовестное отчуждение активов АО без эквивалентного удовлетворения за короткий срок.

Акционерами АО «Капитал Перестрахование» являлись ЗАО «КС-Холдинг», владевшее 105 399 обыкновенными акциями, и ООО «РГС-Активы», которому принадлежала одна обыкновенная акция. АО «Капитал Перестрахование» владело 100% доли уставного капитала ООО «Медис».

В марте 2017 г. вышеуказанное акционерное общество приобрело по договору купли-продажи 1% доли уставного капитала общества «РГС Мед-Инвест», участниками которого являлись несколько других юрлиц. Уставный капитал приобретенного общества составлял 100 тыс. руб.

1 августа 2017 г. на внеочередном общем собрании акционеров генеральным директором АО «Капитал Перестрахование» был назначен Даур Джениа. Тогда же было принято решение об увеличении уставного капитала общества «РГС Мед-Инвест». Увеличить уставной капитал планировалось за счет неденежного дополнительного вклада в виде 100% доли уставного капитала общества «Медис», но в соответствующем решении отсутствовали условия передачи такого вклада.

Через два дня генеральный директор «Капитал Перестрахование» направил заявление в «РГС Мед-Инвест» о внесении дополнительного вклада в уставный капитал. Он указал размер и состав вклада, а также то, что в результате увеличения уставного капитала доля АО должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4013 руб. Требование генерального директора АО было исполнено обществом, уставный капитал последнего увеличился до 103 013 руб.

В итоге АО передало «РГС Мед-Инвест» 100% доли уставного капитала общества «Медис» общей стоимостью 659,8 млн руб. На общем собрании участники «РГС Мед-Инвест» утвердили итоги внесения обществом «Капитал Перестрахование» дополнительного неденежного вклада. Согласно ему в результате увеличения уставного капитала общества доля АО составила 3,8957% (номинальная стоимость – 4013 руб.).

Впоследствии «КС-Холдинг» обратился в суд с иском о взыскании убытков с Даура Джениа. По мнению истца, в результате неразумных и недобросовестных действий генерального директора «Капитал Перестрахование» он передал собственное имущество, но не получил в обществе «РГС Мед-Инвест» имущественные и корпоративные права, эквивалентные 659,8 млн руб. В дальнейшем размер иска был увеличен истцом до 2 млрд руб. из-за того, что ответчик в течение месяца после назначения генеральным директором подписал сделки по выводу его денежных средств и иных активов.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск «КС-Холдинг». Он заключил, что в результате действий ответчика, совершившего в короткий срок ряд сделок, ценные активы общества «Капитал Перестрахование» были отчуждены в пользу третьих лиц, в том числе в отсутствие эквивалентного встречного предоставления 100% доли уставного капитала общества «Медис». Таким образом, суд сделал вывод о том, что истцу были причинены убытки.

В то же время в решении суда первой инстанции отсутствовали выводы о том, какие действия Даура Джениа свидетельствовали о его недобросовестном или неразумном поведении при совершении сделок по внесению дополнительного вклада в уставный капитал общества «РГС Мед-Инвест» и тех, в результате которых, по утверждению истца, были выведены его активы на сумму 2 млрд руб.

Апелляционный суд отменил решение первой инстанции и отказал в удовлетворении иска. Постановление второй инстанции было поддержано окружным судом. Отменяя решение суда, апелляция исходила из недоказанности истцом совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.

В обоснование своих выводов вторая инстанция сослалась на то, что решение общего собрания акционеров «Капитал Перестрахование» согласовало и одобрило заключение сделки по внесению имущественного вклада обществу «РГС Мед-Инвест» в целях увеличения его уставного капитала. Это обстоятельство, как полагал апелляционный суд, свидетельствовало о наличии воли и согласия на заключение соглашения о передаче 100% долей ООО «Медис». Таким образом, ссылки истца на экономическую необоснованность заключенной сделки были отклонены.

Не согласившись с судебными актами, принятыми судами апелляционной и кассационной инстанций, АО СК «Росгосстрах» (правопреемник АО «Капитал Перестрахование») обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Изучив материалы дела № А40-5992/2018, высшая судебная инстанция отметила, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок (ст. 69 Закона об АО).

При этом Верховный Суд указал, что решение общего собрания акционеров не содержало указание совершить сделку. Он напомнил, что по общему правилу к компетенции общего собрания акционеров такие полномочия не отнесены, иное может быть предусмотрено уставом непубличного общества (п. 4 ст. 48 Закона об АО). «Однако даже в этом случае лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред интересам общества, поскольку наличие указаний общего собрания акционеров не освобождает такое лицо от обязанности действовать добросовестно и разумно. При этом единоличный исполнительный орган не может ссылаться на то, что он действовал во исполнение решения общего собрания, поскольку оценка в ходе управления обществом, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда, составляет часть его обязанностей. Это позволяет единоличному исполнительному органу избежать ответственности, передавая вопросы на рассмотрение общего собрания акционеров», – отмечено в определении.

Верховный Суд также отказался считать основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам факт того, что действие последнего, повлекшее для юрлица негативные последствия, было одобрено решением коллегиальных органов организации, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц. Ведь директор организации обязан действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Свою правовую позицию ВС РФ обосновал ссылкой на п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 30 июля 2017 г.

«В решении от 1 августа 2017 г. акционеры не указали условия, на которых истцом вносился имущественный вклад в уставный капитал общества “РГС Мед-Инвест”. Судами не исследовались вопросы о разумности и добросовестности действий ответчика, направившего в общество “РГС Мед-Инвест” заявление о внесении дополнительного вклада в уставный капитал, с указанием на то, что в результате увеличения уставного капитала путем внесения имущества рыночной стоимостью 659,8 млн руб. доля истца должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4013 руб., о соответствии их интересам общества “Капитал Ре” (иное наименование истца – Прим. ред.). Кроме того, ошибочными являются выводы суда апелляционной инстанции о том, что препятствует взысканию убытков тот факт, что не оспорено решение, которым одобрено совершение сделки по внесению имущественного вклада. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить», – пояснил Суд в своем определении.

В этом случае размер возмещаемых убытков, как пояснил ВС РФ, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25). Это означает, что в результате возмещения убытков хозяйственное общество должно быть поставлено в то положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено. Следовательно, вывод апелляционной инстанции о невозможности исследования обстоятельств, связанных с совершением ответчиком иных сделок по выводу имущества, как не связанных с основанием иска сделан в противоречии с заявленными истцом требованиями.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По словам адвоката, партнера АБ «КРП» Виктора Глушакова, определение ВС в очередной раз демонстрирует, что в подобных корпоративных спорах, которые касаются оценки разумности действий (бездействия) органов управления компании, недостаточно формальной оценки обстоятельств дела и поведения сторон. «Подходы как первой, так и апелляционной инстанции сводились к установлению формальных значимых обстоятельств, которых, по мнению судов, должно было быть достаточно для удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований к руководителю предприятия», – пояснил он.

Эксперт отметил, что из судебного акта очевидно, что только наличие факта одобрения сделки, или только отсутствие ожидаемого встречного исполнения (обстоятельства, на которых строят свою позицию суды первой и апелляционной инстанций), недостаточно для принятия решения по такому спору. «В подобных спорах следует изучить мотивы поведения директора, ожидаемые им последствия, основания, на которых руководитель основывал принятое решение, а также множество иных обстоятельств, которые зависят от конкретного дела», – пояснил адвокат.

«Данный судебный акт крайне важен для бизнеса. Руководителям, которые находятся в конфронтации с собственниками/акционерами, следует более взвешенно подходить к принимаемым решениям и создавать дополнительные защитные инструменты, которые позволят им защитить себя на случай возникновения подобных споров», – заключил Виктор Глушаков.

Адвокат, управляющий партнер юридической консалтинговой группы «Шашкин и Партнеры» Денис Шашкин отметил, что в последнее время тема ответственности руководителей компаний все чаще фигурирует в громких делах. «И это не только споры, связанные с банкротством, где речь идет о субсидиарной ответственности. Компании не пренебрегают возможностью взыскать убытки с руководителей, как текущих, так и бывших, чтобы компенсировать свои убытки, которые зачастую не связаны с действиями директора», – полагает он.

По словам эксперта, определение ВС – хороший пример того, что решения, принимаемые руководителем компании, хоть и подкрепленные решением коллегиального органа или собственника, не снимают с него ответственности в дальнейшем. «Необходимо учитывать, что руководитель не лишен права возразить решению собственника или коллегиального органа, а также оспорить его, как бы это не выглядело, на первый взгляд, неразумно. Разумность и законность при совершении сделок руководителем должны иметь место в любом случае, иначе теряется смысл руководителя как исполнительного органа общества, если он лишь беспрекословно выполняет указания и подписывает документы. Все лица компании должны работать в пределах своей компетенции, используя права и обязанности, включая возможные возражения, в конечном счете направленные на защиту интересов общества. На это направлена изложенная в определении правовая позиция Верховного Суда», – резюмировал Денис Шашкин.

Ссылка на материал, опубликованный в Адвокатской газете 

Даю согласие на обработку персональных данных (Подробнее) Ваши данные надежно защищены и не будут переданы третьим лицам.

Решим Ваш вопрос в кратчайшие сроки:

info@advokatshashkin.ru

Саратов: 8 (8452) 46-93-20  
Москва: 8 (495) 407-74-27

Начать легко:

Анализ документов Первичный анализ документов (договор, накладные, акты, иск и т.п.)
Прогноз ситуации Прогноз развития ситуации, необходимые действия, оценка шансов
Заключение договора Заключение договора
Полное ведение дела Полное ведение дела под ключ до желаемого результата

За 16 лет работы - ни одной жалобы от клиентов Посмотреть

Только положительные отзывы и рекомендации реальных клиентов Читать

Добавить комментарий